Фосфогипсовая гора

1

«М-м-мать твою за ногу… Как не хочется черпануть этой вонючей дряни! Надо бы нормальную переправу соорудить – вон сколько материала валяется!»

Я стоял на краю рва, по дну которого протянулся ручей с мутной водой, отдающей крепким ароматом сероводорода. Ширина водной преграды не превышала трёх метров. В наиболее узком месте кто-то уже сделал мостик из автомобильных покрышек и гнилых досок. Конструкция не внушала доверия, но ни желания, ни времени  на возню с новой переправой не было.

2

« Ладно, попробуем так пройти…»

Я аккуратно поставил ногу на покрышку и несколько раз надавил на неё, проверяя устойчивость. Затем, держась за тонкие стволы деревьев, перешёл по деревяшке.

— Годится,- сказал я.

И четыре моих товарища повторили манёвр.

3

-Так, мужики, сейчас действуем следующим образом: Я и Белый лезем по склону со стороны дороги. Лезем не спеша, с передышками. Видите выступы и бровки?

Парни дружно закивали.

— Вот на них и будем останавливаться, — продолжил я. – Маф, Бизон и Стрелок, поднимаетесь за нами с отставанием в один перекур.

— То есть вы ушли с места, а мы направляемся туда, где вы только что были? – уточнил Стрелок.

— Да. Хорошенько палите обстановку. Если что не так, сразу докладывайте. Как подниматься по откосам помните?

Сталкеры снова кивнули.

— Ну, тогда поехали, — подытожил я и приступил к восхождению.

Гипсовые откосы сцементировались, и не плыли под ногами. Другое дело — почва, поросшая травой и мелким кустарником. По-видимому, она не имела практически никакого сцепления с гипсовым массивом и потому безбожно вылетала из-под ног.

Самым сложным участком оказался склон, поросший крапивой. Удержаться на такой поверхности было невероятно трудно. Пучки крапивы выдёргивались из грунта, при попытке ухватиться за них и оставались в руках. Земля больше напоминала речной ил или сливочное масло. Иногда мы съезжали  на пару метров вниз.

Наконец удалось добраться до края «крапивного пятна» и прилечь отдохнуть.

— Хэлл, почему мы полезли с этой стороны, нас же с дороги отлично видно? – спросил Белый.

Я отрицательно мотнул головой:

— Посмотри туда, — указал я на дорогу. – Солнце светит в глаза любому, кто взглянет на гору с той стороны. Плюс — мы движемся в зоне тени, и сами тень не отбрасываем. Добавь ещё то, что мы – два зелёных пятна, ползём по такому же зелёному пятну. Нас можно заметить только, если точно знать, куда смотреть.

4

— Ясно, — протянул Белый. Внезапно он напрягся и указал пальцем куда-то вправо.

— Хэлл, там мужик какой-то за жэдэшной насыпью сидит.

Я проследил, куда показывал товарищ и тоже заметил мутного типчика, присевшего за железной дорогой. Взял рацию и вызвал Мафа:

— Маф, это Хэлл. Приём.

— Да, Хэлл. Слушаю, — отозвался Маф

— Поглядите, что за партизан за железнодорожной насыпью, возле остановки притаился.

— Понял. Сейчас глянем.

— Хэлл, а что он нам сделать может, сидит себе и сидит? – спросил Белый.

— Во-первых, элементарно настучать, особенно если это ЧОПовец с соседнего объекта. У нас ведь народ, сам знаешь, «сознательный». Когда толпа «бен ладанов» на станции метро за каким-то лядом кучкуется – всем по фиг, но если несколько ребят, одетых в камуфло, в люк полезут – то сразу надо оповестить родную полицию о террористической угрозе. Вот и наш «партизан», возьмёт да стуканёт. Поэтому лучше потратить пару минут на уточнение обстановки.

 — Хэлл, это Бизон. Приём, — ожила рация.

— Слушаю, Бизон.

— Это ЧОП, но ему вряд ли есть до нас дело, — сказал Бизон, давясь со смеху.

— Почему?

— У него диарея разыгралась.

Мы с Белым тоже тихонько заржали.

— Понял тебя. Конец связи, – и уже обратился к Белому – Всё, подъём.

Через десять минут мы лежали у кромки серпантина и прислушивались, к проезжавшим мимо самосвалам.

— Я так понимаю, ты хочешь интервалы движения вычислить? – задал вопрос Белый.

— Вроде того. Кстати, который час?

Стажёр посмотрел на часы и ответил:

— Без десяти час.

— Спасибо.

« Что мы имеем? В среднем «Камазы» катаются с интервалом в 2 минуты. За это время нам необходимо: пересечь дорогу –секунд десять, забраться по склону – ещё полминуты, оценить обстановку на верхней площадке — минута и затаиться где-нибудь – секундное дело. Укладываемся. Но если там прятаться негде? Тогда двух минут не хватит. Блин… Может похамить?»

— К запалу готов?

— В каком смысле?  — не понял стажёр.

— В прямом. Сейчас хамить будем: вылезем и внаглую пойдём по дороге.

— А как же водилы «Камазов»?

— По логике, им на нас плевать. Главное, чтоб под колёса не лезли. Плохо, если наверху ЧОПовец дежурит или бригадир отирается. Эти граждане должны больше о порядке на объекте беспокоиться.

— И что с нами будет в случае запала? – обеспокоенно поинтересовался Белый.

— Вот и узнаем, — улыбнулся я. – Ты вообще не парься, просто помни, что я тебе говорил на счёт запалов. Остальное предоставь мне. Хотя погоди… Без десяти час говоришь?

— Ну, да, — подтвердил товарищ.

— С хамством мы пока обождём. У них вот-вот обед  начаться должен.

И действительно, ровно в час дня мимо нас один за другим прогрохотали три самосвала. Вскоре те же грузовики, промчались по шоссе, расположенному внизу.

— Вот и ладушки, — прокомментировал я, — ждём пять контрольных минут и выдвигаемся.

Но окончания озвученного времени ждать не пришлось. Только мы устроились по удобнее среди крапивы, как по дороге вверх снова проехал Камаз.

« Тьфу, блин. Стахановцы хреновы!»

— Что ж, товарищ Белый, сейчас мы будем хамить.

Но прежде стоило оповестить наших.

— Маф, это Хэлл.

— Да, Хэлл?

— Мы идём хамить. На связь с нами пока не выходите, ожидайте дальнейших распоряжений, либо тревожной эсэмэски. Если нас повяжут, покиньте объект и действуйте по обстоятельствам.

— Принято.

Я убрал рацию в боковой карман куртки, встал, отряхнулся и сказал:

— Постарайся сделать побольше фото. Неизвестно, сколько у нас времени до запала.

Быстро преодолев бруствер из комьев гипса,  вышли на дорогу. Зрелище было ещё то.

5
6

Белый гипсовый массив резко контрастировал с окружавшим гору пейзажем. Создалось такое впечатление, будто мы попали в другой мир. Из-за туч выглянуло солнце и осветило всё вокруг, отчего гипс стал ещё больше похож на снег.

7

Мы удивлённо смотрели вокруг. Даже выехавший из-за поворота «Камаз» не отвлёк нас от созерцания столь непривычной картины.

8

Белый вспомнил о фотографиях и принялся запечетлевать здешнюю красоту.

— Как красиво-то! — воскликнул Белый. – О! Хэлл, сфотай меня, пожалуйста! Так сказать, Белый на белом фоне.

— Давай, — я принял мыльницу из рук стажёра и заснял его на фоне белых «сугробов».

— Бли-и-ин, зараза, — расстроено произнёс Белый.

— Что такое?

— Аккумулятор скоро сядет.

— Не парься, у парней фотики есть.

— Пошли выше поднимемся? – предложил товарищ.

Мы прошли через своеобразное ущелье

9
10

 и очутились на площадке загромождённой гипсовыми кучами. С виду они казались рассыпчатыми, но на деле уже затвердели. И по ним было очень удобно ходить.

11
12
13

Акт хамства длился уже двадцать минут, и никакой реакции со стороны охраны объекта всё ещё не было.

« Пора парням отсигналить, чтобы тоже лезли наверх»

— Маф, это Хэлл. Приём.

— На связи.

— Поднимайтесь наверх, осматривайте объект и к 14:00 подруливайте к месту выброски.

— Понял. А что с «камазистами» и охраной?

— На «камазистов» не обращайте внимание, охраны пока не обнаружено. В случае запала действуйте по обстановке. Как понял?

— Принято.

— Конец связи.

14

На верхней площадки нас ожидало абсолютно сюрреалистическое зрелище. Небо закрыли облака, и ровная белая поверхность земли ( то есть гипса ) слилась с ними так, что невозможно было понять, где кончается гора, и где начинается небо. Линия горизонта исчезла, перед нами раскинулось безграничное белое пространство.

Самосвалы, как ни в чём не бывало ссыпали привезённый грунт в кучу. Бульдозер подъезжал к куче, толкал её на несколько метров вперёд, после чего та исчезала в белом ничто. Но вот выглянуло солнце, и иллюзия растворилась.

Мы продолжали стоять и заворожено наблюдать за происходящим.

— Растудыть твою так! – огорчённо воскликнул Белый, — Вот почему аккумулятор садится в самый неподходящий момент?!

Я уже собирался что-то ответить на счёт преимущества использования в рейдах фотоаппаратов на батарейках, как из динамика рации донёсся чей-то голос, искажённый помехами:

— Да, водила Камаза сказал, что они наверху, — сказал неизвестный.

— Ясно, что наверху! Где именно? – спросил второй голос.

— Не знаю, они ж постоянно перемещаются.

— Понял. Выезжаем.

« Опаньки! А вот и палево! Интересно, нас  ещё по радио-переговорам спалили или только, когда камазисты настучали? Да какая разница?! Уходить пора…»

— Так, Белый, — обратился я к стажёру, — Сейчас мы будем аккуратно, но уверенно сваливать. Ты пока найди спуск поудобнее, а я с парнями свяжусь.

Вместо рации я воспользовался мобильным телефоном. Не стоило раньше времени давать понять, что мы в курсе на счёт запала.

— Алло, Маф? Слушай, нас обнаружили. Спускайтесь вниз, к подлеску. Залягте там, ведите наблюдение за шоссе и серпантином.

— Блин! Ясно… А как спалили-то? – спросил Маф.

— Все вопросы потом, — ответил я.

— Окей.

Хэлл,- позвал Белый, — Вот тут вроде нормально.

Я подошёл к кромке и оценил спуск.

Казалось бы, чего тут думать? Съезжай вниз и всё. Вот только мы находились не на песчаной горке, а на горе из затвердевшего гипса. Склоны имели большую крутизну и являли собой плотную, ровную поверхность. Удержаться на ногах в таких условиях – задачка не из лёгких.

— Ладно, давай попробуем. Если почувствуешь, что не получается съехать на ногах, плюхайся на задницу.

— Ё-моё, а как же штаны?

— Забудь о них, потом ототрёшь!

И мы приступили к спуску. Разбег – торможение, разбег – торможение. Уступ – короткая остановка, разбег – торможение. Верхушку из свежего гипса мы преодолели за полминуты. Дальше стало проще: подобно горным козлам мы стали перепрыгивать с комка на ком, и вскоре добрались до подлеска. Здесь нам ничего не грозило. Самое время связаться с Мафом.

— Маф, это Хэлл. Приём.

— Слушаю, Хэлл.

— Как вы там?

— Нормально. Загораем в подлеске. Кстати, на дороге тормознула «Нива», и из неё вылезли два шкафоподобных хлопчика. Стоят и пялятся на гору. Похоже, местная гэбээр.

— Понял. Ну, Бог им в помощь. Выдвигайтесь к точке сбора.

— Принято. Идём.

— Хэлл, — окликнул меня Белый, — а дальше что?

— А дальше? Дальше самое интересная часть рейда – обед!

15
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.