Почему новый больничный корпус в Москве стоит без дела в условиях эпидемии?

Этим вопросом я задался, когда смотрел на опрятный фасад здания, стоя в прохладной тени деревьев.

У входа в здание вяло перемещались рабочие и что-то выносили оттуда. Именно их деятельность и привлекла моё внимание. Ремонт? Но зачем? Зданию на вид не больше десятка лет. И это явно не что-то подвергнутое реконструкции, а новодел.

Затем я рассмотрен сильно запылённые окна, заросший подлеском и высокой травой газон, ржавые ворота и неопрятный строительный вагончик в глубине территории. Видимо, это строение так и не ввели в эксплуатацию. Но хорошо охраняли, так как отсутствовали следы вандалов, граффити и прочее непотребство.

Мне не хотелось покидать тенёк, но любопытство разбирало всё сильнее. Я приблизился к воротам и позвал ближайшего рабочего. Тот обрати на меня внимание, и я попросил его пригласить охранника. Парень откликнулся на мою просьбу и пошёл к вагончику. Я же поспешил извлечь из рюкзака планшетку с чистыми листами, расчехлил фотоаппарат и повесил его на шею.

Теперь надо было на серьёзных щах прикинуться, что я тут по делу.

Из вагончика вышло лицо неопределённой национальности в шортах и грязной майке. Подойдя к воротам лицо поковырялось в зубах, подтянуло шорты на внушительный живот и осведомилось: «Вы из какой компании? Бугурт-Кавес-строй?»

Я утвердительно кивнул. Лицо открыло ворота и впустило меня. Я спросил, есть ли кто сейчас на объекте из начальства? Лицо неопределённо пожало плечами и сказало, что все уехали после обеда.

Вот и ладушки. Я снова кивнул и принялся за «работу», полностью игнорируя присутствие охранника, который и сам потерял ко мне всякий интерес и удалился в будку.

С умным видом рисуя квадратики на листе, я обошёл здание по периметру.

Парадный фасад выглядел весьма недурственно, если не замечать строительного мусора на крыльце.

Открыт был только главный вход, которым пользовались рабочие. Остальные затянула выцветшая сигнальная лента.

Я не стал мудрствовать и пошёл через главный.

В холе развёрнут хаотичный монтерятник.

Из коридоров и комнат доносились удары, звуки работающей «болгарки» и весёлая речь гостей из ближайшего зарубежья. Люди тут заняты делом, и это хорошо. Значит и мне никто мешать не будет.

Первым делом наведался в подвал.

Судя по влаге на полу и характерным следам на стенах, его периодически подтапливает.

А вот повреждения конструкций были свежими.

Подвал активно и беспардонно потрошили. Будто и не собирались его потом восстанавливать. Только в нескольких щитках сохранилась проводка, да лифтовые движки на месте стояли.

Я обошёл все комнаты. Никакой мебели или оборудования. Либо так и не завезли, либо уже вывезли.

Посмотрим, что на других этажах.

На этажах также шёл методичный дестрой. Не такой беспощадный, как в подвале, но тоже с огоньком ребята трудились.

При этом межкомнатные двери вполне аккуратно складировались. Значит, рабочие ураганят объект со знанием дела.

Сейчас поломают мало-мало, а потом сделают ещё лучше.

Кое-где ещё оставалась сантехника. Её тоже по возможности не портили, а снимали и вывозили.

Двери с лифтовых шахт сняли, а сами лифты замерли на первом этаже.

Без мебели и оборудования помещения выглядели до зевоты одинаково. Разве что актовый зал как-то выделялся своими габаритами.

Да комната в ЛГБТ-стиле, стены которой с чего-то решили покрасить в розовый цвет. Ух, как это не скрепно! Радиатор отопления в ней уже срезали, но пока не утащили.

Я поднялся ещё выше и попал на технический этаж.

Там меня ожидали остатки системы вентиляции. А её-то зачем разбирать?

Через небольшую дверь выбирался на кровлю.

Хотя солнце пекло нещадно, но всё же дул лёгкий ветерок. Обзор с крыши радовал глаз. Пусть высотная застройка ограничивает обзор. Зато полные зелени бульвары и дворы добавляют гармонию в общий вид.

Обозревая окрестности, размышлял над судьбой объекта. Состояние подвала говорит о том, что консервации не было. Так что замена систем отопления и водоснабжения выглядит логичной. Но вентиляцию зачем трогать? Да и всё-таки слишком бодро рабочие расправлялись с внутренней отделкой. Неужели будет такой масштабный ремонт?

И вот что не ясно. Уже больше года прошло с момента, когда мы слышали про острый дефицит койко-мест в больницах для больных ковидом. Уже успели новую ковидную больницу построить, ряд учреждений переоборудовали. А этот корпус тупо простаивал? Я не считал количество палат, но их здесь три или четыре сотни. Не меньше. Как-то странно всё это. Придётся лезть в эти ваши интернеты и выяснить что и как.

Когда солнце основательно припекло, я спустился вниз и потопал на выход.

Спрашивать что-то у рабочих или охраны было бы слишком подозрительно. Сбором информации из открытых источников тоже пока нет возможности заняться.

Поэтому попрошу поделиться информацией тех, кто узнал объект и в курсе его дальнейшей судьбы. Можно в личку или в комментарии. Только координаты, пожалуйста, не палите) Не будем доставлять строителям лишних беспокойств.

Спасибо за внимание, дорогой читатель!

Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.